Re:?

(no subject)

Снилось, что я - молодая и красивая японка, пытающаяся принять душ посреди бульвара, совмещенного с большим торговым центром. Душ тоже был японский, весь из себя электронный, стеклянные стенки меняли прозрачность в зависимости, но смутные тени все равно должны были проглядывать сквозь матовое стекло. Это меня смущало. А по бульвару гуляла осень, было пустынно и продавцы картин и скульптур ежились от холода, да на углу с Рождественским бульваром примостилась одинокая летающая тарелка. В тарелке были вовсе не инопланетяне, но их наймиты и они уже запаковали Яйцо и собирались успешно довершить Зло. Я влетел туда подобный ветру, молниям и грому, броня сверкала в лучах прожекторов, сопротивление было словесным, потому что наймиты понимали, что вред физический причинить мне не способны. Яйцо было освобождено от упаковки, которая уже начала деревенеть, а под корой обнаружилась зелень, как мох, но цепкая и подвижная. С усилием очистил все и повертел в руках деревянную копию 45ти мм снаряда. Толку от него не было. Резьба по дереву тем и хороша, что материал мягок и податлив, но осенние дожди жестоко обходятся с творениями. "Ну и чем же вы тут торгуете?" - спросил я одинокого художника, притулившегося на скамейке, а он, прежде чем показать, спросил у меня паспорт. Забавно, что милиционеры уходят в художники, но с другой стороны - почему бы и нет, если другого ничего не остается? Сейчас повеселю его своим зеленым паспортом, а потом охлажу его пыл видом на жительство. Я извлек из внутреннего кармана подозрительно большую корочку и обнаружил в руках свой диплом, вкладыш выбивался, края его уже истрепались. "Что уж теперь, смотри" - сказал художник-милиционер и сдернул тряпку. Мокрые виноградные лозы сплетались в плоский узор и там, где их ветви создавали большую ровную поверхность, вырезано лицо. Это был единственный участок скульптуры, сохранивший сухость в этом сером осеннем утре, но даже там капельки тумана и мороси уже оседали и скоро все растворится в дерне, вместе с упавшими желтыми листьями, за миг до того, как ляжет снег. Я смотрел на лицо Никулина и не знал, что мне чувствовать, потому что пора было открыть глаза и увидеть в окно серое осеннее небо - меня разбудил шум дождя.
Tags: