Re:?

Дупы #2: Сегодня дождь...

Раньше он жил где-то по соседству, среди пыли и вековой паутины. Но потом пришли суровые люди в форменной одежде и выселили его. Возможно, он какое-то время скитался среди останков его прежнего жилья, а потом все-таки побрел назад. Но возврата назад нет - там стояли теперь другие жилища, в них не было успокаивающего лязга, не было нежного шуршания и царил девственный порядок. Там теперь могли жить другие. Не он. Эта жизненная неудача теперь называется мерзким словом "апгрейд".

И горестно вздохнув, он заглянул в соседний зал, где еще стояло щелкающее железо.

Так гремлин и поселился в моей линии. Тогда и обнаружилось, что он - существо женского рода. Абонентских комплектов с реле на станции осталось мало - только высокочастотные блоки тех времен, когда транзисторы уже победили, а медь класть все еще не хотелось. Висеть на верхней частоте уплотнения линии не так приятно, как было с простыми станционными реле. Но пища тут нашлась.

Большую часть дня мой милый гремлин-женщина спит. И в самом деле - я на работе, телефон молчит, а модем на сером ящике с зеленой лампочкой болтает о всякой чепухе, подсмотренной за прошлый вечер в Сети со сканером, который лежит рядом. Они разговаривают о искусстве, благо, что у сканера нет сейчас скази-платы и ему ничего не остается, кроме как выслушивать нудение модема о вкусе пролетающих жепегов и гифов.

К тому моменту, как я прихожу домой, гремлин просыпается и идет чистить зубы. Он знает, что я еще должен поужинать и забрать фидо. Вредность не должна быть безмерной. А вот потом - наступало его время.

Модем говорит отчаянное "и-и-и-и" в бестолковом ретрейне. Нет, это уже все. Я ругаюсь и гремлин получает первую порцию пищи. Ее еще будет много за вечер. Линукс, моргнув зеленой лампочкой, рестартует pppd. Гремлин, ухая, начинает качаться на дребезжащем контакте, пытаясь набирать в параллель совершенно случайный номер. Солидный mica56 в недрах синеватой солидной коробки с кучкой зеленых лампочек говорит "Да?", но ему уже не услышать ничего, кроме "Здравствуй, Машенька! Я вчера Любашу встретила...". На второй попытке мой модем делает невероятное усилие и пробивается на 2400/ARQ, гремлин слушает уверенное шипение минут пять, потом начинает кричать Маше в ухо, но 2400 - этим не перебить. Ладно, довольный оскал остреньких зубок и - снова набор номера. 2400 у вас так или нет, но против импульсной помехи нет защиты ни у какого модема.

Я сижу за компом и лениво перечитываю старую фидошную почту. Модем щелкает набором, старательно и безнадежно пищит в линию и его писк - тоска по возможному, но столько недостижимому, а поверх отчаяния слышно радость веселящегося гремлина: "Зина! Не забудь положить грелку со льдом!"

С 20:00 до 24:00 - его время. Он редко нарушает свое расписание. Кроме тех дней, когда идет дождь. В дождь и его, и меня посещает грусть. И мы оба становимся добрее и задумчивее. Модемы радостно сцепляются и весело шипят, следуя установке ATM2L0. И этот шум ложится фоном для шелеста дождя, мы оба замираем под эту музыку, оба - мечтаем о том, что было, есть и будет, тут, среди мокрых трав и капелек, втягивающих в себя зелень листвы.

Струи воды бегут по давно немытому стеклу АТС. Гремлин, свернувшись, лежит на проводах и вздыхает. Мимолетный щелчок острыми зубками и случайно забежавший в линию ретрейн летит вниз, в пыль. В дождь ничто не должно портить аккомпанемент модема.